Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Винни-Пух

Итальянец Олег Каповани о жизни в Петербурге

Миланец Олег Каповани переехал в Россию десять лет назад: полгода жил в Москве, а потом перебрался в более комфортный для него Петербург. Он музыкант и почти каждый вечер выступает с разными группами. Чему учит жизнь в России, почему знакомиться в Петербурге намного проще и отчего дворы-колодцы привлекательнее Невского проспекта — в рассказе итальянца.

Итальянец Олег Каповани о жизни в Петербурге

Впервые я оказался в России в 2005 году: после университета приехал в московский Институт имени Пушкина. Мне очень понравились и люди, и культура, но Москва — тяжелый город. В 2007 году впервые приехал в Петербург и сразу почувствовал контакт с местными жителями, мне понравились атмосфера и архитектура. Имя у меня, кстати, русское только потому, что мои родители очень любят русскую литературу.

Петербург похож на итальянские города, и такое количество зданий, построенных итальянскими архитекторами, здесь неслучайно. На мой взгляд, социальная жизнь в Петербурге лучше, чем в Москве. Там всё настроено на бизнес и деньги, все спешат, а здесь акцент на творчестве.

В 2008 году я переехал из Италии в Москву — по работе. Но через полгода уехал в Петербург, хотя здесь у меня не было ни работы, ни знакомых, ни девушки. Перед переездом я немного изучал язык в Милане и уже говорил на русском, но очень плохо. Поэтому сразу пошел на курсы русского языка для иностранцев при СПбГУ, сдал государственный экзамен и параллельно нашел работу в сфере туризма.

То, что Россия — особенная страна, понятно даже только по гербу, на котором орел смотрит сразу в две стороны: на Восток и на Запад. Здесь всё довольно нерационально, но для меня даже то, что кому-то может показаться недостатком России, — это плюс, потому что это всё приключение.

Иногда мне хотелось уехать из Петербурга. Я даже дважды совершал попытки: как-то вернулся в Италию, а потом на какое-то время уехал в Великобританию. И хотя мне предлагали в Лондоне хорошую работу, я всё же вернулся обратно в Петербург. В конце концов, между мной и этим городом существует какая-то химия, это не объяснить. Здесь я чувствую себя хорошо.

Чему вас научила Россия?

Очень многому. Пока живешь в своей стране и не выходишь за рамки своей компании, не понимаешь, как разнообразен мир. А мне кажется, знать это очень важно. И сам процесс переезда помогает понять самого себя.

Стал ли я как человек лучше за те девять лет, что прожил в России? Наверное, нет. Думаю, если бы я остался в Милане, то был бы лучше. Но, с другой стороны, я стал более сильным и гибким, мои способности раскрылись, мои мозги работали больше, чем у моих соотечественников. Возможно, итальянцы, которые не переехали из родной страны, за эти девять лет работали намного больше, чем я, но я зато большему научился.

Мне кажется, о своем решении переехать я не пожалею.

Итальянец Олег Каповани о жизни в Петербурге Олег Каповани Фото Егор Цветков / "Бумага"

Кто сыграл для вас важную роль?

Я всегда легко находил с людьми общий язык и заводил новых друзей, но здесь я со всем справлялся сам. Сам выучил язык, сам разобрался в правилах, по которым вы живете. В те времена не были так распространены соцсети, поэтому найти квартиру или разобраться в особенностях визового режима было непросто.

Тогда в России вообще было мало итальянцев. Особенно таких, как я, кто просто собрал чемодан и переехал. Информации, которая могла бы помочь, было немного. Это сейчас я могу зайти в «Фейсбук» и всё найти в группе итальянцев в Петербурге. Россия за эти почти десять лет сильно шагнула вперед, иностранцам переехать сюда стало намного проще. Но тем не менее людям из стран СНГ — и без образования, и без денег — намного проще переехать в Россию, чем, например, итальянцу из Милана с тремя образованиями, пятью языками и средствами.

С другой стороны, большой плюс в том, что русские очень любят Италию. Быть итальянцем в Великобритании, например, это совсем не то же самое, что быть итальянцем в России. И хотя жить здесь намного труднее, мы чувствуем, что между нашими народами установилась гармония, мы чувствуем дружбу. Это подтверждают и история, и практика.

Что вы хотели бы перенести из своей страны в Петербург?

Нужно обязательно вводить раздельный сбор мусора в Петербурге. Это шаг к цивилизации, такое есть по всей Европе. Шесть лет назад я жил на Зверинской улице, и там была возможность сортировать мусор. Но это невозможно в Коломне, где я живу сейчас. Здесь были контейнеры под стекло, органический мусор и так далее, но местные выбрасывали в эти баки всё подряд.

Еще я перенес бы велодорожки. Я видел, что на Фонтанке обустроили велодорожки, но нужно больше. Это спорт и позволяет улучшить воздух, не нервничать из-за парковок, снизить число автомобилей.

За десять лет, что я здесь, в городе стало намного больше транспорта. Да, у людей больше денег, но дороги ведь те же. На мой взгляд, нужно срочно принимать меры. Хороший пример — Милан. Там были жуткие пробки и даже вводили ограничения движения транспорта, чтобы как-то очистить воздух. Когда я уехал, там ввели платные парковки: транспорту, чтобы въехать в центр, нужно платить немалый налог. В Петербурге есть КАД и ЗСД, нужно запретить грузовикам въезжать в центр. Нужно увеличивать налоги на машины, а не стоимость проезда в метро.

Еще необходимо заниматься здоровьем детей. Когда я был маленьким, нам всё время твердили: «Не курите!». А еще нам много говорили про безопасный секс и рассказывали по использование презервативов. Здесь я этого нигде не вижу. Но плюс России в том, что презервативы можно купить в любом продуктовом магазине, а не только в аптеке, как у нас. Но информации о сексе, которая помогала бы молодежи сохранять свое здоровье, мало.

Итальянец Олег Каповани о жизни в Петербурге Олег Каповани Фото Егор Цветков / "Бумага"

Пять находок в Петербурге

1. Отсутствие социального барьера

Я его здесь не чувствую, честно говоря. Это город, в котором необязательно иметь деньги, чтобы испытывать удовольствие. Чувствуется, что именно в этом городе сосредоточена творческая жизнь страны. И хорошо, что Петербург не столица России. Это могло бы убить его спонтанность и общительность. Еще меня приятно удивило, что в Петербурге можно общаться с кем угодно. Я считаю, что в Западной Европе стало намного сложнее знакомиться с людьми. Это одна из главных причин, почему я уехал. В России в этом плане всё пока что очень неформально.

2. Большое количество событий и праздников

Конечно, я не могу не сказать в очередной раз, что в Петербурге приятно просто пройтись по улицам или вдоль каналов, но здесь в то же время всегда что-то происходит, не бывает скучно. Иногда мне кажется, что в Петербурге придумали так много праздников, чтобы они помогали выживать в вашем климате.

3. Дворы-колодцы и бары на окраине

Мне очень нравятся ваши дворы-колодцы. Особенно если они скрываются за грязным фасадом, сами по себе темные, там гуляют какие-то бездомные коты. Когда я только приехал, мне нравился Невский проспект, но довольно быстро стал предпочитать не самые туристические места. Нам с друзьями, например, еще нравится выбраться в бар на окраине, где до сих пор можно купить пиво за 80 рублей и искренне общаться с людьми за барной стойкой.

4. Отсутствие строгого режима дня

В Петербурге можно назначить деловую встречу на вечер, посреди ночи сходить в магазин за спагетти, нет четкого времени, когда все обедают. Это для меня и плюс, и минус.

5. Ценности

Недавно ко мне приезжали друзья из северной Италии и я пошутил, что у русского народа миссия — спасти мир. Мне кажется, что в России люди помнят о тех ценностях, о которых немного забыли в Западной Европе. Здесь меньше индивидуализма, выше чувство общности. Здесь водители останавливаются, если видят, что у тебя сломалась машина, а друзья приезжают в три часа ночи.
Зачем вы здесь?

Очень не люблю строить планы. В Петербурге я веду творческую деятельность, постоянно выступаю: я гитарист и немного пою. У меня есть проект итальянской музыки, есть группа, с которой мы исполняем каверы. И мне всё это нравится. Для итальянца жизнь в России такая насыщенная, что здесь один месяц за шесть. Здесь намного интереснее, чем в Италии. Будущее я знать не могу, но в одном уверен: это мой дом.

Источник paperpaper
Винни-Пух

Американка Джулия Пантер о жизни в Петербурге

Джулия Пантер приехала в Петербург из Нью-Джерси больше полугода назад, чтобы учиться здесь и улучшить свой русский. Примерно в то же время президентом Америки стал Дональд Трамп, и девушка наблюдает, как отношение к политику различается в России и в Штатах.

Что удивляет в отношении россиян к Советскому Союзу, какие американские стереотипы о стране не оправдались, что сложнее всего понять в русском языке и какой еды не хватает в Петербурге — в рассказе американки.

Американка Джулия Пантер о жизни в Петербурге

Чему вас научила Россия?

Россия научила меня тому, что люди во всем мире ужасно разные. Очень отличаются от американцев — и не в плохом смысле. Здесь я училась находиться среди людей, у которых настолько другое — отличное от моего — видение мира, и принимать их мнение.

Это существенно сейчас, когда между Вашингтоном и Москвой непростые отношения. Я была в России всё время с тех пор, как Трамп стал президентом. Люди здесь обожают Трампа, а там, откуда я приехала, его ненавидят. Например, семья, в которой я здесь жила, любит Трампа. Мой host father говорил так: «Я верю, что Трамп, в отличие от Путина, делает для Америки всё, что он считает лучшим для нее». И когда я не соглашалась, он говорил, что я просто ничего не понимаю. Так что я научилась принимать то, что не могу изменить. Особенно когда дело касается политики.

Когда я только приехала, мы встречались с группой студентов из Высшей школы экономики, и они всё время говорили с нами о Советском Союзе. Это забавно, поскольку никто из них не жил в те времена. Но они рассказывали о том, как их родители скучают по советской действительности. Тогда мне показалось, что это наследние играет огромную роль в повседневной жизни людей в России. Многие в Америке думают, что русские постоянно вспоминают «старые добрые дни». Сейчас, когда я глубже узнала русскую культуру и людей здесь, я понимаю, что это не так.

Еще из стереотипов: я думала, что еда будет ужасная, — это тоже не так. Кроме укропа, конечно. Как вообще можно добавлять укроп в коктейль?

Кто сыграл для вас важную роль?

Когда я приехала на учебу, нам помогал координатор нашей программы: рассказывал, как разобраться в городе, как себя здесь принято вести. Это очень пригодилось, когда я вернулась сюда уже одна.

Еще, конечно, Михаил и Татьяна — моя гостевая семья, с которой во время учебы я жила на Васильевском острове. Они, например, познакомили меня с русской едой. Михаил, кажется, работает где-то в правительстве, но я не уверена, мы не так уж и много разговаривали.

Американка Джулия Пантер о жизни в ПетербургеДжулия Пантер Фото Александр Горбунов


Что вы хотели бы перенести из своей страны в Петербург?

Это по большей части еда. Например, у вас здесь нет европейского сыра, нет острой еды, а это очень по-американски. Иногда очень хочется cookie dough (сладкое тесто, из которого делается печенье — прим. «Бумаги»), у нас его можно купить в супермаркете. Вообще же у меня всё здесь есть, только семья в другой стране, и это тяжело.

Иногда я просто скучаю по стране, к которой принадлежу как гражданин. Я не могу назвать себя патриотом, особенно сейчас, но иногда просто хочется быть в своей стране, независимо от того, какое там правительство. Мне нравится в России, но это всё же не мой дом. Это ощущение дома я бы перевезла, если бы могла.

Пять находок в Петербурге

1.Хачапури

Это моя любимая еда здесь. И еще шоколадные плитки «Аленка».


2.Метро

Оно в Петербурге очень классное, во много раз лучше, чем в Нью-Йорке. В петербургском метро легко ориентироваться, и поезда приходят каждые несколько минут.

В целом, общественный траспорт здесь отличный. Но не маршрутки — они приводят меня в ужас. Не люблю, когда приходится разговаривать с водителем. Один раз пришлось поехать на ней, это было в тот день, когда в метро случился теракт.


3.Реки и каналы

Я пару раз ездила в туры на лодках, пока живу здесь. Хотя голос гида, который рассказывает про достопримечательности во время прогулки по каналам, довольно трудно понять, особенно когда две лодки проходят рядом друг с другом.


4.Постоянная языковая практика

Я давно изучаю языки и хорошо говорю по-французски, но когда я начала учить русский, я абсолютно не понимала, во что ввязываюсь. Он очень сложный. Сейчас, пару лет спустя, я уже могу использовать падежи в разговорной речи как надо, но глаголы движения — это кошмар.


5.Мозаика на здании Малой Академии искусств

Я нашла ее случайно, когда искала скульптуру «Нос» Гоголя. Обожаю такие находки.

Американка Джулия Пантер о жизни в ПетербургеДжулия Пантер Фото Александр Горбунов

Зачем вы здесь?

В первую очередь я приехала сюда учиться и улучшать свой русский. Еще я два месяца работала в Музее стрит-арта.

Я уже была в России пару лет назад, недолго. И уже тогда знала, что вернусь. К тому же мне хотелось поехать учиться за границу, но, например, Париж и Рим я даже не рассматривала — туда я всегда могу приехать. Хотелось сделать что-то такое, чего не сделало бы большинство людей. Россия многих пугает, чего я совсем не понимаю.

В прошлом году я делала проект для колледжа: интервьюировала бывших граждан СССР, которые сейчас живут в Штатах. И они много говорили о том, что американцы улыбаются буквально всем подряд — на улице, в магазине — и неважно, знают ли они человека лично. Здесь — нет. Русские люди никогда не считают, что это искренне, и говорят, что Америка для них too friendly. Думаю, есть огромная пропасть между тем, как люди общаются друг с другом здесь и там. Сейчас я привыкла, и когда мне кто-то улыбается в транспорте, я всегда думаю: что я сделала не так? Я становлюсь немножко русской.

Источник paperpaper

Винни-Пух

Замбиец Франсис Зулу о жизни в Петербурге

Три года назад Франсис получил государственную стипендию в Замбии и поступил в петербургский вуз. Здесь он изучает профессию, местную культуру и русский язык, но оставаться в России не планирует.

Как привыкнуть к белым ночам и местным супам, что хорошего в районе Дыбенко и как жизнь в другой стране учит больше ценить родную культуру — в рассказе замбийца.

Замбиец Франсис Зулу о жизни в Петербурге

Чему вас научила Россия?

Мне кажется, что здесь я стал более общительным. Сначала было довольно тяжело разговаривать с людьми — мешал языковой барьер. Когда я только учился покупать продукты самостоятельно, со мной всё время происходили нелепые ситуации. Либо я не понимал, как описать то, что ищу, либо покупал абсолютно ненужные мне вещи. Но это было веселое время. В университете я уже начал учить русский язык и сейчас могу как разговаривать, так и читать на нем.

Когда мы только приехали в Россию, то пошли в магазин за соком. И так получилось, что мы купили томатный сок. Мы не знали, что он сделан из помидоров, и думали, что он будет сладким. Вечером мы приготовили несколько блюд, сели за стол, налили сок и тут поняли, что что-то не так. К сожалению, мы купили не одну и не две упаковки, а достаточно много томатного сока: под конец уже не знали, куда его деть.

Здесь у меня появились русские друзья, которые меня многому научили. Думаю, в России я изменился в лучшую сторону. В этой стране я начал гордиться своей культурой. Изучение культурного аспекта — важный фактор обучения для меня. Интересуясь культурой, я многое узнал о России и Петербурге. Но то, что надо ценить и охранять свою культуру, я понял не в музеях, а увидев, как это делают реальные люди.

Русские довольно мало знают о Замбии. А я воспринимал недостаток этой информации как возможность поговорить о своей стране и ее культуре. Приятно, что мои друзья стремились узнать что-то о моей стране. Получилось, что я занимался их просвещением. Часто меня спрашивали про языки, на которых мы говорим. В Замбии распространены 72 языка — эта информация иногда пугала моих знакомых. Спрашивали про то, где расположена Замбия, часто узнавали о водопаде Виктория, главной достопримечательности в нашей стране. Людям было интересно, видел ли я его. Всегда приятно рассказать о своей родине.

Замбиец Франсис Зулу о жизни в ПетербургеФрансис Зулу Фото Надежда Жигулёва

Кто сыграл для вас важную роль?

Я знал нескольких замбийцев, которые приехали сюда до меня. Государство отправляет людей учиться в Петербург каждый год, поэтому мне еще до отъезда дали контакты тех, кто уже несколько лет живет здесь. С их помощью я смог привыкнуть к жизни в Санкт-Петербурге. Они помогли мне освоиться, когда я еще был дома. Я связался с ними, чтобы узнать о требованиях университета, необходимых документах, об особенностях жизни в России — так мы и подружились. И мои новые русские друзья тоже сильно помогли.

Что вы хотели бы перенести из своей страны в Петербург?

Я думаю, что я привез бы еду. Она здесь немного другая, если можно так сказать. Иногда я скучаю по домашней еде, несмотря на то, что сейчас уже привык к русской пище. Я бы хотел, чтобы здесь можно было найти вкусную шиму (традиционное замбийское блюдо, приготовленное из кукурузной муки и воды, которое подается с различными соусами — прим. «Бумаги») или сушеную рыбу. Всё то, что я любил есть в Замбии.

Не хочу никого обидеть, я действительно люблю русскую кухню. Пробовал ваши знаменитые супы, и они мне очень понравились. Борщ со сметаной — одно из первых блюд, которым меня угостили. Сметану я теперь часто добавляю к своим завтракам.

Первый год был тяжелым для меня с точки зрения привыкания к еде и погоде. Сейчас, конечно, у меня нет проблем с погодой, но это произошло только после того, как я купил все необходимые для жизни в Петербурге вещи — зонт, теплую одежду и обувь. Сложнее всего было привыкнуть к мгновенным переменам погоды: сначала солнечно, через пять минут уже идет дождь, а после этого поднимается сильный ветер — никогда не знаешь, чего ждать. Особенно это печалит летом.

Пять находок в Петербурге

1.Зимний дворец

Мне нравится это место — Эрмитаж и вся Дворцовая площадь. Глядя на них понимаешь, с каким трепетом и уважением русские относятся к своей истории. Мне кажется, что вы по-настоящему гордитесь своей культурой. Причем у русских еще и получается делать на этом деньги — на рассказах об истории церквей, замков, на музеях и галереях. Я многое узнал о вашей культуре, многое понял о России вообще.

2.Парки

Я люблю гулять по парку Победы. Я думаю, что это очень умиротворяющее место. Когда ходишь там, в голову приходят нужные мысли. Еще мне нравится «Диво-остров». Там можно очень весело провести время. Мой любимый аттракцион — «Катапульта».

3.Ошибочность стереотипов о России

В Петербурге я понял, что стереотипы о России не соответствуют действительности. Например, я слышал, что русские злые, угрюмые и суровые, но мне показалось, что люди здесь довольно дружелюбные.

На самом деле мне не приходилось испытывать на себе жесткость или грубость. Так я опроверг главный для Замбии стереотип о России. Многие считают, что все русские — расисты. Я прожил здесь три года и ни разу не был свидетелем какой-либо расовой дискриминации. Мне приходится всё время говорить своим друзьям и родственникам дома: «Нет, они не расисты».

Люди в России, по-моему, очень приятные и добрые. Когда я только приехал и совсем не знал русского языка, прохожие постоянно помогали мне сориентироваться на улицах.

4.Быстрый ритм жизни

Я понял, что русские очень быстрые. Иностранцам здесь приходится учиться успевать за бешеным ритмом жизни. Вообще, вы не тратите время попусту. Если договорились встретиться в определенное время, то придете точно к назначенному часу.

Меня сразу же поразило то, какая динамичная здесь жизнь. Уже в шесть утра человек едет на работу, толкается в метро. Интересно было узнать, что люди здесь серьезно относятся к своей профессии и к своим обязанностям.

5.Белые ночи

Иногда это довольно неудобно. Солнце встает в четыре утра, а из моих окон открывается прекрасный вид на рассвет. Поэтому летом я встаю очень рано. Но через несколько лет белые ночи перестали доставлять мне серьезный дискомфорт — ко всему привыкаешь. Смешно, что это продолжает удивлять мою семью. Я шлю им свои фотографии в 22–23 часа, а они спрашивают: «Где ты сейчас? Почему на улице солнце? Зачем ты отправляешь старые фотографии?».

Замбиец Франсис Зулу о жизни в ПетербургеФрансис Зулу Фото Надежда Жигулёва

Зачем вы здесь?

Я приехал сюда, чтобы получить хорошее образование. Здесь больше университетов, многие из них гораздо лучше, чем в Замбии. Родители не пытались отговорить меня, наоборот, они полностью поддерживали идею с переездом в Россию.

Поехать учиться за границу я смог благодаря государственной стипендиальной программе: не я выбирал город, в котором буду в дальнейшем получать образование. То есть я оказался здесь случайно. Но, конечно, я считаю Петербург очень красивым городом и не жалею, что три года назад переехал именно сюда.

Я живу в университетском общежитии на Дыбенко и никуда не хочу оттуда съезжать, меня всё устраивает. Я даже не думал о переезде в центр города. Общежитие недалеко от места учебы, а район Дыбенко совсем не кажется мне депрессивным или небезопасным. Не слышал о нем ничего плохого.

Через два года я закончу свое обучение. Тогда и вернусь в Замбию. Я не планировал оставаться жить в Петербурге. Думаю, что дома у меня будет больше возможностей для работы. Это с самого начала входило в мои планы — получить образование в России и вернуться в Замбию, чтобы развиваться в профессии.

Источник paperpaper

Винни-Пух

Итальянец Федерико Фара о Петербурге

Около двенадцати лет назад Федерико переехал в Петербург. До этого он жил в Англии и Швеции, много путешествовал, но когда пришло время выбирать страну для работы и семьи, он остановил свой выбор на России.

Правда ли, что спальные районы не лучшее место для иностранцев, как Адмиралтейство спасает от плохой погоды, почему Петербург — это остров внутри России и в чем проявляется устойчивость местных — в рассказе итальянца.

Итальянец Федерико Фара о Петербург

Россия — известная страна. В наших новостях всё время говорят что-то о России и Америке. И потом еще немного про Ватикан. Поэтому я каждый день своей жизни слышал о России. Показывали, разумеется, не Петербург, а Москву. Но я читал книги о Санкт-Петербурге, слушал рассказы, поэтому знал, как тут красиво. Всегда хотел посетить Россию: интересно было увидеть еще одну страну, в которой сочетаются европейская и восточная культуры.

Меня всегда интриговало, как всё выглядит в реальной жизни. Друзья посоветовали начать с Петербурга, где я в дальнейшем и решил учить русский язык. Потом, когда уже переехал в Россию, съездил и в Москву, но просто как турист. И мне, конечно, в Петербурге понравилось больше.

Концепция города удивительна. Здесь Петр I старался построить город своей мечты. Жаль, конечно, что так и не увидел всего этого. Но он добавил в него немного Италии, немного Голландии, немного Англии. Это же счастье — создать свой собственный мир. И поэтому город мне очень подходит, здесь для меня есть всё. И для работы, и для отдыха.

Для работы я выбрал центр города, а не окраины. Думаю, мне вообще не стоит далеко отъезжать от центра Санкт-Петербурга. Спальные районы, конечно, бывают и уютные, но они везде одинаковые — и в Италии, и в Петербурге. Иностранцу лучше жить в самом сердце города. Центром моей жизни стала Фонтанка.

Чему вас научила Россия?

Практически всему. Россия — строгий преподаватель, и она учит рассчитывать только на себя. Но мне очень нравится (не знаю, может быть, так было только со мной), что все открытые и добрые, мне всегда помогали. Все русские, которых я знаю, очень щедрые, иногда даже больше, чем ты можешь ожидать.

Люди здесь не сдаются, даже если на улице плохая погода. Когда в Италии идет дождь, все воспринимают это как день смерти. Здесь же люди понимают, что если их настроение и дела будут зависеть от погоды, то в жизни ничего не получится. Мне очень нравится эта устойчивость.

Интересным опытом для меня стала поездка в Сибирь. Сибирь для итальянцев — метафора холода. Когда холодно в квартире в Италии, говорят не «закрой окно», а «закрой Сибирь». Правда, потом я выяснил, что летом там бывает и очень жарко. Как меня туда занесло? Просто возможность появилась, а я не отказался. Наверное, ездить туда без сопровождения, без знакомых сложнее. Но я был с друзьями, поэтому всё было очень интересно и спокойно.

Итальянец Федерико Фара о Петербург
Федерико Фара Фото Надежда Жигулёва

Кто сыграл для вас важную роль?

Мои друзья. Один друг, тоже итальянец, с которым я теперь работаю, был единственным человеком, кого я знал в Петербурге. Он переехал сюда чуть раньше, чем я, и очень сильно мне помог. Мы до сих пор хорошие друзья.

Из петербуржцев — в основном мои студенты. Когда я приехал, то никого не знал, а дружить со студентами оказалось очень просто. При любой возникающей у меня проблеме люди предлагали свою помощь и никогда не отказывались, если я их о чем-то просил. Наверное, они понимали, что тут сложно.

Конечно, я молчу про количество нелепых ситуаций, в которые я попадал за это время. Например, я пользуюсь общественным транспортом и, скажем так, у меня была пара спорных моментов с кондукторами.

Двенадцать лет назад не было Петербурга сегодняшнего, многое было непонятно. Сюда переезжало гораздо меньше иностранцев. Мы были как инопланетяне. Как ни странно, людей до сих пор сильно удивляет наш переезд. Многие не понимают, что иностранцы считают Петербург очень интересным и прекрасным местом для жизни.

Что вы хотели бы перенести из своей страны в Петербург?

Мне кажется, что и так всем ясно, что погоду. Я из Сардинии, но не очень выношу жару. И уже почти 15 лет живу на севере: в Швеции, в Англии, потом переехал в Петербург и остался здесь. Температура воздуха меня устраивает. Я просто не люблю, когда долго нет солнца. Но в Петербурге везде есть золото. Адмиралтейство, Петропавловская крепость, Исаакиевский собор — благодаря их золотым куполам и шпилям кажется, что все-таки есть какое-то солнце на небе. Я даже люблю мороз. Когда очень холодно, никого нет на улице, светит солнце и голубое небо. Как писал Пушкин.

Может быть, я привез бы сюда больше хорошего настроения. Не могу сказать, что итальянцы оптимисты. Мы не слишком сильно отличаемся от русских, но, кажется, итальянцы умеют больше радоваться моменту. Русские часто думают, что им чего-то не хватает. Но ведь надо иногда принимать ситуацию такой, какая она есть.

Мне всегда говорят: итальянцы эмоциональные. Я, если честно, считаю, что русские гораздо более эмоциональны, чем итальянцы. Мы просто по своему воспитанию более открыты. Когда ребенок очень застенчивый, его стараются расшевелить, сделать более общительным. В России человек спокойно может быть застенчивым, скромным, даже немного закрытым. В Италии это, к сожалению, не является нормой. Все тебя мучают. Почему ты не говоришь? Почему ты не смеешься? Почему ты ничего не рассказываешь? Только поэтому мы оказываемся более открытыми. Но русские говорят гораздо больше. Особенно после пары бокалов вина.

Итальянец Федерико Фара о Петербург
Федерико Фара Фото Надежда Жигулёва

Пять находок в Петербурге

1.Просторы

В Италии всё маленькое. А здесь — широкие улицы, проспекты, мне это очень нравится.

А еще здесь всё всегда далеко. Куда бы ты ни захотел поехать, пойти, добраться на метро, всё равно это займет много времени. Это просто удивительно. Так же я себя чувствовал, когда был в Сибири. В Иркутске, Томске, Омске, Новосибирске, на Байкале — там везде невероятные просторы. Например, 600 километров и ничего нет вокруг — только лес.

2.Хорошее отношение к итальянцам

Как оказалось, в этом городе есть много всего итальянского. Итальянцев здесь очень любят. Вообще, русские хорошо относятся ко всем европейцам, но для нас здесь особенно уютная обстановка. Сколько я знаю итальянцев, которые приезжали в Петербург просто так, потом они оставались здесь жить.

3.Магазин купцов Елисеевых

Это мое любимое место в городе. Я думаю, что это потрясающий магазин. А его расположение? Он находится в центре Невского проспекта. Относительно недалеко от Эрмитажа, от площади Восстания. Я прекрасно помню, как первый раз увидел Малую Садовую. Когда выходишь на нее с Манежной площади, оттуда открывается вид на Александринский театр, вот эта перспектива мне очень понравилась. Там я подумал: «А было бы неплохо здесь жить и работать. Обустроиться в Петербурге».

4.Безопасность

Я понимаю, что Россия бывает довольно опасным местом, но я всегда чувствовал себя здесь в безопасности. Возможно, потому что со мной рядом были мои друзья, но я никогда не боялся, что со мной может что-то произойти.

5.Русская кухня

Хотя скорее это советская кухня: много чего из Украины и Казахстана. Но, в принципе, я люблю почти все блюда вашей кухни. Только не выношу некоторые ингредиенты. Сметану, например. Иногда на меня за это обижаются. Я обожаю борщ, но ем его без сметаны. Некоторые хозяева воспринимают это как оскорбление. Еще окрошка с квасом. По-моему, довольно странное блюдо.

Зачем вы здесь?

У меня до сих пор не возникало желания вернуться в Италию. Было много предложений переехать в Москву. Многие петербуржцы думают, что там больше зарабатывают, там интереснее. Но почему-то я решил остаться здесь, создать семью, купить квартиру, обустроиться. Я не собираюсь уезжать. Петербург остается для меня самым интересным местом в мире. Я сделал такой вывод осознанно, ведь я много где был.

Я приехал с острова. И для меня Петербург — остров внутри России. Вокруг, конечно, не море, только если чуть-чуть. Но как только выезжаешь из Петербурга — ничего нет. Как будто какая-то глубина, обрыв. Просторные и широкие дороги в городе превращаются в скромные две полосы с ямами. Замечал это, когда ездил в Финляндию. Для меня Петербург — это Сардиния в России.

Источник:paperpaper

Винни-Пух

Китаец Чжэн Бомин о Петербурге

Чжэн Бомин переехал в Петербург три года назад из Чэнду — главного города провинции Сычуань в Китае. Около года Чжэн изучал русский язык, затем поступил в магистратуру петербургского вуза.

Как лучше всего учить иностранные языки, в чем главный недостаток поезда «Сапсан» и как привыкнуть к петербургской погоде — в рассказе китайца.

Китаец Чжэн Бомин о Петербурге

Чему вас научила Россия?

Между китайским и русским языком есть большая разница, поэтому язык для меня — самый сложный вопрос. То, что пишут в учебниках по русскому языку, возможно, на 100 процентов правильно грамматически, но на улицах так не говорят. Я рад, что живу в общежитии с русскоговорящими ребятами, благодаря этому я могу нормально общаться.

Многие иностранцы, которые изучают русский язык, говорят очень медленно, потому что боятся ошибок. Они тщательно подбирают каждое слово, а вот я на таком не зацикливаюсь. Для меня время — деньги, у меня есть мнение, и я хочу его высказать.

Кто сыграл для вас важную роль?

Когда я решил поехать в Россию, мне было 22 года. Я был уже взрослым человеком, окончил университет в Китае, мог самостоятельно принимать решения. Родители меня во всем поддерживали. Я по ним иногда скучаю, но не сильно, потому что современные технологии позволяют нам часто общаться. «Привет», «как дела», поговоришь несколько минут — и на душе становится легче.

Самые важные для меня люди в Петербурге — это мои соседи по общежитию Миша и Саня, они из Украины и Эстонии. Мы живем в одной комнате уже два года, и я могу сказать, что это очень хорошие люди. Помогают мне с русским языком, особенно с грамматикой. Я очень дорожу дружбой с ними и надеюсь, что в будущем мы продолжим общаться, хоть и будем, скорее всего, работать в разных концах света. Но ведь по праздникам можно найти время на общение, удобное для обеих сторон.

Что бы вы хотели перенести из своей страны в Петербург?

Иногда мне хочется перенести в Петербург настоящий китайский соевый соус и острый соус с перцем. То, что продается здесь, не похоже на продукты в Китае. Соевый соус в Питере, например, напоминает японский, но не китайский.

Когда я переехал, мне не хватало моего ноутбука, одежды и обуви, я хотел перенести всё это из дома в общежитие. Потом я научился читать по-русски, стал понимать, что написано на ценниках, смог покупать то, что мне нужно. Так что сейчас я не хочу ничего привозить из Китая в Петербург.

Китаец Чжэн Бомин о ПетербургеЧжэн Бомин Фото: Анастасия Рожкова

Пять находок в Петербурге

1.Поезд «Сапсан»
В Китае я учился по направлению «Электрические системы в железной дороге». Я слышал, что в Петербурге есть быстрые электропоезда, которые закупались в Германии, и хотел почувствовать, как они ездят. В сравнении с обычным поездом «Сапсан» очень быстрый и удобный, между сиденьями много места. Единственное, билеты дорогие.


2.Стрельба из лука в тире
Примерно полтора года назад я начал заниматься стрельбой из лука. В Китае таким хобби заниматься сложно, если ты не профессионал, а в России нет никаких ограничений. Я позвонил в тир, спросил, можно ли заниматься иностранцам, мне сказали: «Конечно, приходите». Недавно участвовал в соревнованиях по стрельбе. Конечно, я не получил призового места, но мне очень понравилось. Это самое интересное дело, которым я занимался в России.


3.Рецепты русской кухни
Я всегда любил готовить китайские блюда, особенно куриное филе гунбао (кусочки куриного филе, обжаренные с чили и орехами — прим. «Бумаги») и свинину в рыбном соусе. Теперь мне нравится готовить и по русским рецептам: картошку, гречу, макароны, сосиски. Иногда я готовлю блины. Конечно, это не блины из «Теремка», но получается неплохо. Я добавляю разные соусы, мясо, колбасу, любую начинку, какую хочу. Жаль, что я не научился готовить борщ.


4.Политехнический университет
Еще до переезда я знал, что Петербург — это красивый город, в котором много хороших университетов. Например, Политехнический университет Петра Великого, в который я и поступил. Я изучаю электрические системы и сети. Это сложно, но интересно. Также благодаря учебе в Политехе я познакомился со многими интересными людьми из России и других стран.


5.Погода
Я родился в городе Чэнду в провинции Сычуань на юго-западе Китая. По сравнению с моим городом климат в Петербурге холодный. Погода очень непостоянная. Многим это не нравится, но я привык. Для меня погода — это просто характеристика города.

Зачем вы здесь?

Я провел в Петербурге три года, и они для меня стали незабываемым временем. Я познакомился с иностранцами, посмотрел, как живут люди в России, получил образование. Здесь я достиг всего, чего хотел. И теперь пришло время двигаться дальше. Я уже нашел работу в Китае на хорошем предприятии. Очень скоро я получу диплом магистра и у меня будет новый жизненный этап, но уже на родине.


Источник: paperpaper

Винни-Пух

Британец Блейк Андерсон-Бунтз

Блейк Андерсон-Бунтз родился в Великобритании и рос в Норвегии, а потом жил и работал еще в нескольких странах Европы, где выучил несколько языков и выработал принципы того, как прижиться на новом месте.

Как меняется восприятие иностранца русскими, что роднит Петербург с Норвегией, почему в России большую роль играет доверие и как «штрафовать» продавца испорченных овощей — рассказывает британец.



Британец Блейк Андерсон-Бунтз
Британец Блейк Андерсон-Бунтз Фото: Петр Свердлов

Collapse )
Винни-Пух

Китаец Дао Чэнь

Дао Чэнь приехал в Петербург из Китая, чтобы продолжить семейное дело по торговле парфюмом. Он стремится развивать китайско-российские отношения и считает Петербург самым подходящим для этого городом.

В свободное время Дао занимается своей командой киберспортсменов и тренируется в игре League of Legends. Об отставании в технологиях, общении жестами и русской расслабленности — в рассказе китайца.



Дао Чэнь
Дао Чэнь Фото: Юрий Гольденштейн

Collapse )
Винни-Пух

Взгляд американки на российское материнство

В девяностых американка Таня Майер выучила русский язык и приехала работать в Москву. Помимо высокооплачиваемой работы, здесь с ней приключился роман, но мужчина, узнав, что она ждет от него ребенка, предпочел исчезнуть. Так Таня стала матерью-одиночкой в России. Потом она вышла замуж, родила еще двоих детей и переехала в Европу, но ее опыт воспитания ребенка в Москве был таким запоминающимся, что она решила написать о нем книгу — «Shapka. Babushka. Kefir. Как воспитывают детей в России»

Взгляд американки на российское материнство

Collapse )
Винни-Пух

Итальянка Микела Д’Алессандро

Прожив год в Петербурге, итальянская журналистка Мария Микела Д’Алессандро, вопреки своим ожиданиям, захотела остаться здесь и дождаться чемпионата мира по футболу.



Итальянка Микела Д’Алессандро
Микела Д’Алессандро, Фото: Виктория Взятышева

Collapse )